«Great Republic of Rough and Ready»: алкоголь или независимость?

Фото: Памятная табличка «Great Republic of Rough and Ready» («Великая Республика»).

«Great Republic of Rough and Ready»: алкоголь или независимость?

Фото: Памятная табличка «Great Republic of Rough and Ready» («Великая Республика»).Это история об одном занимательном событии из истории Соединенных Штатов Америки. История, случившаяся  в далеком XIX-м веке на юге, тогда еще Конфедеративных, Штатов.  История о том, как один шахтерский городок сначала вышел из состава страны, а через пару месяцев вернулся обратно. И все на добровольных началах, без стрельбы и паники.

Речь пойдет о городке под названием «Rough and Ready» («Грубый, но эффективный»). Чтобы было ясно, откуда взялось такое необычное имя окунемся немного в историю.

Первое упоминание о поселении датируется осенью 1849 года, когда одноименная горнодобывающая компания из Висконсина начала добычу в округе Невада, что в Калифорнии. Собственно компания получила свое имя в честь прозвища 12-го президента страны, Закари Тейлера (Zachary Taylor) — «Old Rough and Ready» (что примерно можно перевести как «Старый, грубый, но эффективный»).

В апреле 1850 года, на волне ужесточения налогов на добычу золота в Неваде и сложностей с алкоголем жители решили произвести «сецессию» из Калифорнии, ну и само собой из Штатов. Как они заявили в своем манифесте

«… мирно, если сможем, и с помощью силы, если это понадобится.»

И основали «Great Republic of Rough and Ready» («Великую Республику»). Особый шик названию придает тот факт, что «Rough and Ready» можно перевести как «сделано на скорую руку». Тяп-ляп, в общем.

Все бы было ничего — президента избрали, федералов не побоялись. Лет через десять несколько южных штатов попробуют провернуть нечто подобное, причем во главе с одним из лучших американских генералов — Робертом Ли, но уйдут они недалеко.

И то ли их манифест не дошел до правительства, то ли кто-то поумнее отправил его в мусорку, прежде чем он он попался на глаза военным. Отделились себе и отделились. Но тут начались сложности:

  • во-первых местные поставщики наотрез отказались отпускать спиртное «иностранцам»;
  • во-вторых подоспело 4 июля — «День Независимости», всенародный праздник, только вот теперь уже «другой» страны: ни выпить, ни повеселиться.

И тут шахтеры, в почти единодушном порыве, проголосовали за возврат в лоно Штатов. На том эта забавная история и закончилась.

А просуществовала «Великая республика» аж три месяца, с апреля по июль 1850-го года, о чем и установлена памятная табличка, которую вы видите в начале статьи.

Share this post